AUM (nucisarbor) wrote,
AUM
nucisarbor

Categories:

Про подлость

В четверг позвонили из отдела кадров. Женщина взволнованным голосом сказала, что мне нужно явиться к начальнику отдела в 667 комнату.
- А что случилось-то? - спросил я.
- Вы уж обязательно зайдите. Если ее не будет на месте, загляните к нам, на третий этаж.
Никаких подробностей. Ну, за здорово живешь в отдел кадров вызывать не будут. "Может, у них подарок для меня? Грамота за хорошую работу. Медаль там, премия..."

Хотя я давно готов к любому повороту событий в любимой академии, все же стало как-то не по себе. К счастью, вечером была премьера фильма любимого Сергея Юрского, он читал Хармса, подарил мне книгу, и я чувствовал: что бы ни случилось, мой мир больше и у меня есть силы. Пожалуй, много сил.
На следующий день после пары поднимаюсь на шестой этаж. В кабинете начальницы никого нет. Раньше здесь работал грозный мужчина по фамилии Заяц. Сейчас - строгая женщина с прямо противоположной фамилией. Но суть не в этом. На третьем этаже в комнате Отдела кадров некоторые даже привстали при моем появлении. И взгляды... Так смотрят на человека, которого ведут на скамью подсудимых: ищут в лице следы преступления, страха, а главное, особенно чувствуя собственную безопасность - низкую несочувственную радость понятого или зеваки.
Позвонив по двум номерам, нашли начальницу. Кричали в трубку: "Тут Нисенбаум", потом через весь коридор: "Светлана Николавна! Мы вас ищем!"
Здороваемся со светловолосой женщиной в очках, поднимаемся по лестнице.
- Тут вот какое дело, - начинает она, - Поступила служебная записка с вашей кафедры. Скажите, у вас была консультация 17 декабря?
- Была.
- А вы... Вы там были?
- Разумеется.
Еще бы не быть. Днем я ездил в редакцию журнала "Октябрь" за авторскими экземплярами (спасибо Евгению Попову evgpopov!), поэтому пришел на консультацию даже раньше. А поскольку народу было около двадцати человек, то и закончилась она в начале восьмого.
- Ваша лаборантка пишет, что вас искала целая группа студентов и не нашла.
- А сама лаборантка разве не могла дойти до аудитории и посмотреть?
- Не знаю, Михаил Ефимович, будем сейчас разбираться.
В кабинете я ознакомился с запиской, написанной на имя проректора (они бы еще министру написали). Почему записку писала лаборантка, а не завкафедрой Бирюкова? Почему вообще нужно было писать донос, не зная фактов, со слов какого-то мальчика ("а был ли мальчик?") Разумеется, это распоряжение Бирюковой. Но на что она расчитывала? На то, что консультации действительно каким-то чудом не было? Или на то, что любая такая бумага все равно вредит репутации? "Прогулял - не прогулял - все равно потом вместе с его именем по ассоциации вспомнят о прогуле или, по крайней мере, о каком-то проступке, скандале".
- Прошу вас, Михаил Ефимович, напишите объяснительную.
- Чего же тут объяснять? Я ни в чем не провинился.
Поспорив с минуту, мы сошлись на том, что я напишу служебную записку, где укажу фамилии конкретных студентов, которые были в тот день на консультации.
- А что же дальше? - спрашиваю.
- Буду докладывать проректору. Обязаны разобраться. Почему написали, что за студент, были ли у вас эти люди, которых вы указали.
Выйдя из кабинета и сделав несколько шагов, я с ужасом вспоминаю, что среди фамилий указал двух девушек, которые сдавали долги не на консультации, а на семинаре. Пришлось возвращаться и исправлять написанное.
Но потом, по дороге к выходу, я оказался у раскрытых дверей аудитории, где шел семинар у моей группы! И там были студенты, которые были на консультации. Семинар вел знакомый англичанин, который легко отпустил со мной троих свидетелей на пару минут.
И вот мы снова в кабинете начальницы отдела кадров. Она переписывает их фамилии, спрашивает, не помнят ли они точное время консультации (господи, это просто детектив какой-то!) и мы уходим.
Акция провалилась. Но в некотором смысле все оказалось хуже, чем я думал. Гораздо хуже.

Почему?
А вот почему. Лаборантка Настя, которая написала донос, два года назад у меня училась. Училась хорошо, зачет получила легко. Мне кажется, даже в наше продвинутое время должны быть некоторые внутренние запреты. В числе которых - не делать подлостей тому, кто тебя учил. Особенно если тот, кто учил, ничего дурного тебе не сделал.

И - не утерпел - зашел на кафедру. А по дороге встречаю ту самую Настю. Симпатичная девушка, глаза зеленые, характер бойкий. Не забитая исполнительница, вот какое дело.
- Настя! Зачем вы это написали?
- Михаил Ефимович, студент зашел, сказал, что с 5 до 6 никого в пятнадцатой аудитории не было.
- А самой пройти сто метров и проверить?
- Это не входит в мои обязанности, - и смотрит с вызовом, - Я позвонила Марине Анатольевне Бирюковой, она сказала написать записку. А я заведующей кафедрой подчиняюсь беспрекословно.
- Понятно, - говорю.
А самому непонятно. Не понимаю. Чем рисковала эта Настя, если бы отказалась совершить низость? Жизнью? Здоровьем? Нет. Честью? Честью она рисковала, как раз совершая такой поступок. Может, своей увлекательной высокооплачиваемой работой? Перебиранием скучнейших бумажек в маленькой душной комнате за зарплату тысяч в двенадцать? Или тем, что лишится поддержки завкафедрой, которая иной раз помогает получать халявные зачеты?
Что именно здесь мотив? Вот этого не понимаю.
И вот что могу предположить: больше предположить нечего. Никакой бойкий характер, никакие экономические или психологические обстоятельства не могут перешибить в человеке его низкопоклонство и потерю себя перед начальством. Это не зависит ни от пола, ни от возраста, ни от социального положения. Ну сколько лет этой Насте? Лет двадцать, не больше. А она уже откуда-то это взяла. Надышалась. В семье, в школе, в телевизоре, в воздухе.
И самое печальное в том, что ее позиция востребована и жизнеспособна. А моя - нет.
Subscribe

  • КАРТОШКА. ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ АВГУСТА

    Мама прислала фотографию, ничего необычного: несколько розовых картофелин. На даче у сестры посадили, скорее смеха ради, никак не рассчитывая на…

  • ЛЮБОВЬ. ПЕЧАТЬ ЭПОХИ

    Или печаль эпохи. Прекрасные юные лица. Достать камеру не успел, снял на телефон. И хорошо, что снял. Хочу это запомнить.

  • АРТЕЛЬ

    Всякий, кто бывал на Русском Севере и Северо-Западе, замечал, насколько талантливое там небо. Кажется, есть целая артель горних ваятелей, которые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 289 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • КАРТОШКА. ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ АВГУСТА

    Мама прислала фотографию, ничего необычного: несколько розовых картофелин. На даче у сестры посадили, скорее смеха ради, никак не рассчитывая на…

  • ЛЮБОВЬ. ПЕЧАТЬ ЭПОХИ

    Или печаль эпохи. Прекрасные юные лица. Достать камеру не успел, снял на телефон. И хорошо, что снял. Хочу это запомнить.

  • АРТЕЛЬ

    Всякий, кто бывал на Русском Севере и Северо-Западе, замечал, насколько талантливое там небо. Кажется, есть целая артель горних ваятелей, которые…