AUM (nucisarbor) wrote,
AUM
nucisarbor

ИОВ И ШЕЙЛОК

Сначала - цитата из книги Арк. Ипполитова
«Только Венеция. Образы Италии XXI»

"Вместе со словами Книги Иова в Гетто мреет и величественный монолог Шейлока: «Разве у еврея нет рук, органов, членов тела, чувств, привязанностей, страстей? … Если нас уколоть – разве у нас не идет кровь? Если нас пощекотать – разве мы не смеемся? Если нас отравить – разве мы не умираем?» Шейлок – трагический герой, вовлечённый в архетип Иов-ситуации, и о «Венецианском купце» не вспомнить в Гетто невозможно. Само Гетто прямо в пьесе не упоминается (лишь косвенно, мы знаем, что Шейлок с дочерью Джессикой живут в особо охраняемом месте, из которого Джессика бежит), да и Шекспир, если он был Шекспиром, а не каким-то там лордом, в Венеции никогда не был. Чувствуется ли это? Я бы сказал, что нет, не чувствуется, но был ли, не был, не важно, в этой гениальной пьесе есть очень точное ощущение венецианской карнавальной декоративной пустоты, что вертит всеми персонажами, за исключением грандиозного Шейлока. Антонио со своим идиотским антисемитизмом и тупым противостоянием банковской системе вызывает весьма относительную симпатию лишь старческими платоническими вздыханиями по молодому и ничтожному жиголо Бассанио. Порция – расчетливая стерва, желающая заполучить мужа, которым можно будет управлять как марионеткой, и настырно этого добивающаяся, Джессика с Лоренцо – парочка мелких мошенников, так же как и Порциева Нерисса, суд в Венеции – несправедлив и безрассуден, и безрассудна вся эта история, кружащаяся в пёстром вихре, так что мне кажется, что все, кроме Шейлока, выряжены в тряпки Миссони, и ни у кого, опять же за исключением Шейлока, ничего, кроме тряпок Миссони, в голове нет. Шейлок же, великий и трагичный Иов, несправедливо обобранный, ибо все аргументы Порции на суде – полная чушь с точки зрения любого юридического кодекса, преданный и оболганный любимой дочерью (и в кого же уродилась такая вертихвостка?), вызывает восхищение. Причём только Шейлок во всей этой пустой венецианской компании занят делом. Остальные проживают не нажитые ими деньги, Антонио только по Бассанио вздыхает да ждёт прибыли от своих кораблей, сам палец о палец не ударяя, Бассанио охотится за приданым, Порция тратит на смазливого бездаря доставшиеся от папаши деньги, Лоренцо с Джессикой вообще воруют, и Шейлок, произнеся передо мной на Кампо ди Гетто Нуово свой монолог, удаляется, обнищавший, как Иов, и столь же величественный, чтобы опять всё с нуля начать, и вскоре, как и Иов, всё себе вернуть с помощью Бога и своей работоспособности и возвратиться Ротшильдом, дабы показать всей этой компашке хихикающих победительниц-победителей кузькину мать".

К этому комментатор хотел бы прибавить: удивительно, сколько возможностей предоставляет наше время для творческого, почтительного, политкорректного и т.п. уклонения от изначального понимания "Венецианского купца". Удивительно и то, насколько изменилось наше время, не изжившее антисемитизм, но избавившееся по крайней мере от его тотального, общепризнанного существования в головах.
Трактовка Ипполитова поражает авторской резкостью и субъективистской отвагой. Но страшно подумать, как эта пьеса воспринималась во времена Шекспира и, вероятно, самим Шекспиром. По сути это юридическая драма, драма на основе казуистики, не имеющей ничего общего ни с одной правовой системой (об этом Ипполитов пишет). Ни один кодекс не признает преступление законным условием сделки. Но Шейлок еврей! Когда в деле фигурирует еврей, чего и ждать? В некотором смысле еврейский фактор - deus (или, точнее, diabolus) ex machina, который позволяет нарушить любую нормальную логику: что с еврея возьмешь? Шекспир вовсе не сочувствует Шейлоку, просто он прекрасный драматург и умеет придать любой фигуре объем. Кульминации пьесы все сплошь юридические. Но на фоне главного судебного поединка, который превращает мстителя, доведенного отчаянием до ницшеанского величия, в горстку золы, в раздавленного клопа, которого не жаль ни остальным персонажам, ни автору, дальнейшая возня с кольцами представляется сегодня пустой игрой. Самое главное - что чувствует Шейлок? что ему ответит Бог? - остается за рамой. Еврея показали "тоже-человеком" только в момент крушения его маленькой семьи, в дальнейшем он абстрактный носитель зла, которому зрители не должны сочувствовать. Не должны, но сочувствуют. Вот это и показывает, до какой степени смягчились нравы в наш ужасный век. Хотя, справедливости ради, век еще только начинается.
Subscribe

  • ТАНЕЦ КОСМИЧЕСКИХ ПОКРЫВАЛ

    Звезду «Фоли-Бержер» Лои Фуллер считают основательницей танца модерн. В сущности, она взяла за основу любимое развлечение…

  • КТО ИНОАГЕНТЫ?

    У меня есть книга, где опубликованы письма отцов, заключенных в советские концентрационные лагеря, своим детям. Авторы этих писем не знали, дойдет ли…

  • ВЫВОД

    Инерция всегда эгоистична. Искусство, даже если его творит одаренный эгоист, окрыляет не его одного.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • ТАНЕЦ КОСМИЧЕСКИХ ПОКРЫВАЛ

    Звезду «Фоли-Бержер» Лои Фуллер считают основательницей танца модерн. В сущности, она взяла за основу любимое развлечение…

  • КТО ИНОАГЕНТЫ?

    У меня есть книга, где опубликованы письма отцов, заключенных в советские концентрационные лагеря, своим детям. Авторы этих писем не знали, дойдет ли…

  • ВЫВОД

    Инерция всегда эгоистична. Искусство, даже если его творит одаренный эгоист, окрыляет не его одного.