Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ochki

«КОШКИН ДОМ», РОССИЯ, МИХАЛКОВЫ

Осенило. Ночью. Часа в три. Хотя все остальные, возможно, уже давно поняли, причем в дневное время. Сказка «Кошкин дом» рассказывает о том, что дворянство — отпавший от народа класс, который можно и нужно наказать, перевоспитать, вернуть в народное лоно. Как перевоспитать? Спалив дотла дворянское гнездо, отняв имение.

Окончательный вариант сказки написан в 1947 году, предыдущий — в 1945-м, а впервые к теме Маршак приступал еще в 1922 году, тотчас после гражданской войны. Итак. Давайте восстановим детали:

На дворе — высокий дом.
Ставенки резные,
Окна расписные.

А на лестнице ковёр —
Шитый золотом узор.

Кошка, кичащаяся родством с ангорской аристократией, живет вызывающе красиво:

На ногах сапожки,
А в ушах серёжки.

На сапожках —
Лак, лак.
А серёжки —
Бряк-бряк.

И это не такая красота, которая своими руками (лапами) создана. Не вязаный свитерок:

Платье новое на ней,
Стоит тысячу рублей.
Да полтысячи тесьма,
Золотая бахрома.

При кошке состоит пожилой кот-дворник. Верный слуга, видать, из бывших крепостных. Кошка устраивает у себя салоны, боборыкинские четверги, так сказать. Приходит к ней народ провинциальный, зажиточный, но заметно более простой: купцы, мещане, кто-то из деревенских богатеев. Они хуже воспитаны, вкусы и нравы у них плебейские, но они смотрят на хозяйку снизу вверх, заискивают, завидуют, восхищаются. Кошке-дворянке того и надо.

В один из таких вечеров, когда статусное веселье в самом разгаре, являются бедные котята. Родственники-простолюдины. Можно сказать так про котов? И вот эти простонародные бедные котята взывают о социальной помощи. Более того, претендуют на подселение:

Ты пусти нас ночевать,
Уложи нас на кровать.
Если нет кровати,
Ляжем на полати,
На скамейку или печь,
Или на пол можем лечь,
А укрой рогожкой!
Тетя, тетя кошка!

Дальше все помнят. Дом горит (революция!), дворянка со своим прихвостнем-дворником ходят по мещанам, бизнесменам и прочим нэпманам, их никто не принимает. Наконец, кошка с Василием тащится к племянникам в их избушку, пораженная в правах, без денег, без пайка.

Котята, разумеется, пускают дворянку на постой, не упуская случая напомнить о своей скудости:

Нет у нас подушки,
Нет и одеяла.
Жмемся мы друг к дружке,
Чтоб теплее стало.

Дескать, полюби нас грязненькими. И вот поначалу все скопом ютятся в коммунальной избе, а потом вместе принимаются за строительство, за исправительные работы. В ходе этих работ кошка и ее кот-наймит перековываются, возвращаются в народ и в новом социалистическом доме живут с котятами душа в душу. Отдельно удивляет, что несмотря на изрядный срок, котята так и остаются котятами.

А потом, после первой вспышки (не подумайте плохого), меня осенило еще разок. Пришло в голову, что «Кошкин дом» — это история семейства Михалковых, написанная Маршаком. Человеком из того же цеха, но, как бы сказать, не того же ранга. Михалковы — те самые дворяне, которые лишились имения, пошли на службу к ̶к̶о̶т̶я̶т̶а̶м̶ народу, и так освоились, что сначала опять отгрохали неплохой дом, а потом, когда полыхнуло социалистическое отечество, вспомнили про дворянство и вернулись в исходную позицию. Только на более высоком уровне.

Не скажу, мол, жди пожара. Это лишнее. Выражусь иначе: все идет по кругу. Едим дома! Как хотите, так и понимайте.
nux

РОЖДЕСТВО. ДАВАЙТЕ БУДЕМ ВМЕСТЕ

Поклонение магов — так это называют на Западе. А раз маги — значит волшебство. И вот оно. По костяным горам, вырезанным искусным китайцем, под пальмами и апельсиновыми деревьями, под аквамариновыми облачками, в ущельях и ложбинах движется процессия, чтобы поклониться младенцу Христу. Они движутся аккуратно и точно, как в настольной игре. Три царя, три главных героя во главе процессии — кто они? О, это интересно. Это самые заметные фигуры современного художнику христианства. Византийский император Иоанн VIII Палеолог, константинопольский (то есть, православный) патриарх Иосиф и юный волхв-флорентиец — Лоренцо Великолепный, католик. Волхвы — три вестника огромных пространств, три эха многоликого мира. Рождество — это не «праздник в узком кругу», не деление на своих и чужих. Рождество — это когда мы все вместе: звезды, волы, олени и зайцы, цари, пастухи, католики, православные, армяне, лютеране, все человечество. Посмотрите, сколько разного народа на волшебной фреске Беноццо Гоццоли. И как ему нравится отличать одного от другого и соединять в единой процессии.

С наступающим Рождеством!

Collapse )
nux

КОЛУМБ И ГЛОБАЛИЗМ

Забавно. Столько разговоров об открытии Америки, которая изначально была известна сотням тысяч, возможно, миллионам ее обитателей. Никому же не придет в голову сравнить с Колумбом ацтека-аборигена. И Тихий океан, открытый Нуньесом де Бальбоа, который даже не понял, что это океан и назвал его Южным морем, за тысячи лет до того был известен и китайцам, и японцам, и жителям Океании.

Суть великих географических открытий не в том, что люди Европы узнали о существовании других континентов и стран, а в том, что отныне эти самые континенты и страны уже не могли отделаться от Европы, утратили независимость и свой собственный путь. Их отдаленные последствия — жвачка "орбит" в лавке на Таити и айфон в руках киотского таксиста. А то, что по Испании ездят корейские машины, созданные по европейско-американским образцам — явление все той же глобалистской мимикрии.

Великие географические открытия сделали мир куда менее просторным, чем он был. Возможно, это свойства любых открытий — локализовать и "ставить на место".
wizard

НЫРОК В ИНОБЫТИЕ

В шестидесятые годы прошлого века в Пестуме обнаружили захоронение, украшенное удивительными росписями. Назвали его "Гробницей ныряльщика" и датировали 470–450 гг. до н.э. Пожалуй, это одно из самых поэтических произведений древнегреческой живописи.
Художник изображает все, что любил ушедший: дружеские пирушки, музыку, приятные беседы, смех.
Удивительно здесь море. Это и одна из любимых стихий, и метафора того головокружительного прыжка, который совершает человек, перелетая в мир иной.

00

Collapse )
nux

ГАЛЯ. ГАЛЛЮЦИНАЦИИ

IMG_3587-

Эту фотографию я увидел в тарусском музее Цветаевых и был поражен, прочитав подпись. Знаете, кто это? Это Галя Дьяконова, будущая Гала Элюар, впоследствии Гала Дали. Но здесь, на фотографии, мы можем видеть, каким могло стать будущее этой девушки, останься она на родине. Один маленький шажок воображения, и видишь множество других фотографий, из иного варианта будущего: революционерка, скажем, эсерка, в кожаной куртке и в мужской папахе; руководитель комсомольской ячейки в Иркутске или Ново-Николаевске; или анархистка, которую расстреляют большевики... Жена видного пролетарского режиссера... Фото в фас и в профиль с темными кругами под глазами из следственного дела.

Все эти сценарии видны – словно молниеносные галлюцинации – в маленькой фотографии, изображающей девочку с сумрачным взглядом, держащую на руках кошку. Марина Цветаева была на два года старше, училась в той же гимназии и в конце 1930-х вернулась в Россию.

p.s. Словно старик Катон, прибавлю: кроме того я полагаю, что Сенцов должен быть отпущен.
zima_ogon'

КУЛЬТ ГОРДОСТИ

Гордость сделалась у нас национальной добродетелью. Мы уже гордимся не только былыми, настоящими, будущими и воображаемыми победами, но больше всего собственной гордостью. Мы прилагаем для гордости все больше усилий.

Чувство гордости мне хорошо знакомо. Например, когда в музее студии Гибли в Японии я увидел рисунки Норштейна, мне было ужасно приятно. Хотя я не Норштейн и даже не родственник. Когда в 90-е купил в магазине первую отличную куртку, сшитую в России, тоже радовался. Про более высокие примеры не говорю.

Но разве не странно было бы гордиться отечественной курткой, если бы у нее была прекрасная ткань, но один рукав отсутствовал?

Меж тем сегодняшняя гордость такова, что требует закрывать глаза на слишком многое, чем гордиться категорически невозможно. Или требует гордиться этим с открытыми глазами, усилием воли забывая, чем хорошее отличается от плохого. Бабаем или Хирургом гордиться, например.
Гордость - это вполне естественное сердечное чувство. Но не добродетель. А вот культ гордости - несомненный грех, естественность перечеркивающий. Подсаживать народ на "гордость" крайне опасно. Еще не зажили исторические примеры из недалекого прошлого.