Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

zima_ogon'

ПРО ИОНЫЧА И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

Старцев врач. То, что он обрастает практикой и наживает деньги, не отменяет главного – он все время работает (сакраментальное для Чехова слово «работать». Его так часто восклицают неработающие герои – то ли мечтательно, то ли с фальшивой ажитацией), причем в сфере безусловно полезной и человеколюбивой, чеховской.
А если бы он все-таки женился на Екатерине Ивановне? Рядом есть картина счастливой семейной жизни, которую Чехов рисует не менее плачевной, которая поверхностна, полна рутины и фонтанирует пошлостью. Автор судит об этом не осуждая. Он невысокого мнения о людях вообще, не исключая лучших и любимейших своих героев, не исключая себя. Хотя… Кроме Ионыча есть еще и Дымов. Дымов любим Чеховым, это врач-подвижник, это святой без ореола, без надменности «человека с призванием». Но и Дымов несчастлив, уже в этом одном проявляется чеховское неверие в человечество. Если хороший человек, который никому не делает зла, наоборот, спасает, жертвует, творит добро, не заслужил счастья, значит, мир устроен категорически неправильно. Значит, за совершенный грех расплачивается не только грешник, но и туча других людей. Делать добро надо, а ждать от этого какой-то пользы и радости – ни в коем случае. Ионыч на перекрестке свернул в сторону от «напрасных беспокойств» и погряз в инерции, тучнея, коснея, старея, задыхаясь. Чехов просто показывает эту картину, а уроки мы извлекаем, исходя из наших собственных идеалов и страхов. И эти уроки совершенно не обязаны совпадать с теми, которые извлекал для себя сам Чехов.
nux

Однорозовый кавалер

Когда вижу девушку, несущую один-единственный цветок, сочувствую ее кавалеру с оттенком легкого умиления. Возможности купить букет у человека не было, но прийти на свидание без цветов он не мог. Но однажды знакомая отозвалась об "однорозовых кавалерах" пренебрежительно - как о скрягах, которые готовы экономить на всем.
Collapse )
nux

Свалка для "звезд"

Гурцкая? Ну и что? Ни одной ее песни не знаю и не узнаю. И голоса не помню. Голос Тины Ка-ки помню, но его как раз век бы не слышал. А пусть все эти говнозвезды переходят в единороссыпь!
Все эти басковы-биланы-жанныфриске. Вся эта мелкокалиберная хрень с люрексом. Будет партия особым статусным местом, отведенным для тошнотворных и никаких.
Было жалко в какой-то момент, что Константин Райкин и Игорь Бутман скатились... Ничего, обойдусь. Вот если бы такое с Юрским случилось, была бы драма. Или с Шевчуком. Но вот с ними как раз все в порядке. Симптом и гармония.
nux

Памяти Гайдара

Диссидентствующая интеллигенция Страны советов чрезвычайно любила фразу "Мы не врачи. Мы боль". В этой фразе было столько горького самолюбования, столько аргументов в пользу ничегонеделания и непрерывного ворчания, что фраза эта сделалась уютнейшим девизом-клеймом для нескольких поколений отечественных интеллигентов, обитавших на городских кухнях.

Егор Гайдар был врач. По виду, по манере говорить и слушать, по неистребимой непубличности он был типичный мягкотелый интеллигент. Он не жаждал власти и не сражался за свой пост. Он знал наверняка, что страна не будет ему благодарна. И тем не менее он шел вперед - слыша проклятья, несправедливые обвинения, встречая лицом оскорбления. Удивительна эта сила твердости в мягкотелом интеллигенте, не растерявшем ни тонкости, ни способности сомневаться, ни умения сочувствовать. Там, где крепкозадые хозяйственники и боевая номенклатура с чугунными затылками держали нос по ветру, стараясь задобрить население и повыгоднее навести тень на плетень, маленький негеройского вида Гайдар оставался честен и делал свое дело. То, на которое он и положил свою чрезвычайно короткую и содержательную жизнь: преобразование России. И что бы ни случилось, куда бы не вывозила нас кривая нынешней политики, дело сделано.

Его ранняя смерть - итог той боли, которую чувствуют даже врачи, болеющие за свое дело и за своих пациентов. И главный урок Гайдара таков: место врачу не на кухне - слышите, интеллигенты?