Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

nux

RECEPTION. ПУНКТ ОТБЫТИЯ

Нет такого театра абсурда, который русская – да и любая – жизнь не произвела бы в статус реализма. В отечественном театре и драматургии сказано новое слово: в театре им. Моссовета поставлена пьеса И. Вацетиса «Reception» (реж. С. Юрский). Как и все прочие важные слова, театральная критика и широкая общественность пропустили его мимо ушей.

Сергей Юрский не впервые выступает в статусе Кассандры. Его «Предбанник» был – но не послужил – последним предупреждением. Reception – уже не предупреждение, но абсурдистски точное пророчество, не предполагающее изменения апокалиптического сценария.

Итак, в небольшую высококлассную гостиницу съезжаются герои. Кто в творческую командировку, кто с секретным заданием, кто по иным делам. Внезапно санитарная служба объявляет карантин, и все посетители надолго оказываются отрезаны от внешнего мира. Четырехзвездочный буржуазный комфорт быстро сменяется удручающей запущенностью то ли зала ожиданий, то ли лагеря беженцев – с нарастающим хамством, дефицитом необходимого, с поиском врагов и личных связей. Повод и причина карантина – пандемия загадочной болезни, которая лишает людей возможности помнить и рассуждать.

Вскоре зритель понимает, что в гостинице собрались все слои и классы сегодняшнего российского общества: госчиновники, представители бизнеса, офисные работники, силовики, рабочий люд, творческая интеллигенция. Ни И. Вацетиса, ни С. Юрского не заподозришь в осторожности. Когда на смену гостиничным порядкам и санитарной диктатуре приходит власть высшего, неумолимого порядка, проявляются все плачевные архетипы наших каст и сословий. К примеру, один из двух работяг то и дело спрашивает, причем здесь он, а второй мгновенно просит записать его в понятые. Силовики в паучьей банке закрытого пространства меряются силой, но за новой чертой привилегий нет: перед высшей властью слаб и силовик. Последнее мерило успеха – количество водки, которую можно раздобыть и употребить. Это не разбитое корыто, не разбитые мечты. Это законный итог: конец света происходит не сам по себе и не свыше. Мы же этот свет и прикончили. «Вы и убили-с».

Надо бы сказать о затаенно-напряженном пульсе спектакля, о безупречной игре всех актеров. Но как-то не поворачивается язык: все это слишком мелко, слишком незначительно на фоне главного высказывания. Так же невозможно хлопать в ладоши и улыбаться, когда закрывается занавес: речь о полной гибели всерьез, какие уж тут букеты.

Вероятно, я присоединяюсь к отряду кассандр, семейство лаокооновых, но все же скажу. Это нужно видеть, видеть сейчас. Потому что это пусть слабое, но противоядие против эпидемии. А еще потому, что только человек в ранге и возрасте Сергея Юрского может сказать такое и так. Не стоит упускать случай прижизненного внимания к великому мыслителю и артисту.
wizard

БОЖЕСТВЕННЫЙ ПАРАДОКС

Слова "дай боже" (равно как "не дай боже") в русском языке имеют два основных модуса и множество акварельных оттенков.
"Дай боже" всерьез - это либо часть прямой молитвы, либо ее имитация: эмоциональная, театральная, поэтическая и т.д.
Куда чаще и разнообразнее "дай боже" используют как идиому. Мне вдруг показалось занятным, что одна и та же идиома в одном и том же смысле может звучать по-разному, с разной силой, что ли.
"Характер-то у нее дай боже". (ударение в слове "боже" на первый слог).
"Характер-то у нее дай божЕ". (ударение в слове "боже" на последний слог)
Понятно, что второй вариант - более простонародный, но и живее, ярче нарисованный.
Что здесь означает "дай боже"? Наверное, что-то вроде "мало не покажется". И опять же с ударением на второй слог "характер дай божЕ" - как будто еще выразительнее, сильнее, неотразимее.
А что еще забавнее - в каких-то случаях "характер дай боже" и "характер не дай боже" - это и тот же самый характер, и то же самое отношение к нему.